Парамоновские склады сегодня.Парамоновские склады — знаменитые трущобы Ростова, являющиеся памятником архитектуры федерального значения и пребывающие
в аварийном состоянии с 1983 года. Расположены на ул. Береговой между Ворошиловским
и Кировским спусками к Дону, по адресу: Береговая, 47а, 49, 51а, 51б, 51г. Как следует
из паспорта аварийного объекта, перед нами «…характерный образец зерновых складов середины XIX века».

Парадоксально, но факт: местные власти без малого тридцать лет рисуют на Парамоновских складах воздушные замки, фантазируя о «добреньком» богатом инвесторе, который сделает из графских «развалин» конфетку. При этом сами чиновники в течение нескольких десятилетий не удосуживались даже обнести строение забором, чтобы различные «любители старины» не разворовывали с объекта исторического наследия кирпич позапрошлого века на сооружаемые в собственных особняках камины. (1)

В свете последних событий судьба Парамоновских складов находится в подвешенном состоянии, как, собственно, и всей улицы Набережной. Поскольку у ростовского сообщества существуют большие опасения, что нынешняя областная власть хочет, «зачистив» территорию, создать здесь дорогой земельный участок Ростова под коммерческую застройку.

Следы былого величия.

Оглавление.

I. Своеобразие Парамоновских складов.
II. История Парамоновских складов:

  1. Парамоновские склады до революции;
  2. Период разрухи.

III. Перспективы Парамоновских складов.
IV. Резюме.

V. Фоторепортаж.

I. Своеобразие Парамоновских складов


Из-за нынешнего состояния федерального памятника истории и культуры плюс исторического «складского» статуса строений у читателя малоосведомленного могут возникнуть сомнения на предмет ценности Парамоновских складов. Чтобы развеять такую версию, приведем некоторые тезисы, объясняющие, чем же они дороги Ростову:

Парамоновские склады сыграли колоссальную роль в социально-экономическом становлении старого города. Через них экспортировались, в том числе и за рубеж, миллионы тонн зерна, угля, стройматериалов, что позволяло южному городу богатеть и «расти как на дрожжах» — как выражались старые ростовцы.

Одна из архитектурных изюминок Парамоновских складов в том, что им в принципе не нужно энергоемкое холодильное оборудование. Дореволюционные архитекторы, г-да Якунин и Шульман, «собрали» в желоба холодную воду с окрестных родников и «пропустили» ее через возведенные строения. По рассказам коренных ростовчан, в подвалах «Парамоновских складов» круглый год стояла температура чуть выше нуля, +5–90 С (Вот вам, кстати, господа чиновники, лишний повод реставрировать памятник архитектуры — наведите порядок, а потом используйте его в качестве показательного объекта для вышестоящего начальства, демонстрируя успешно претворяемый на Дону закон об энергосбережении, нестандартные решения и т. д.).

Нестандартное техническое решение.

Еще одно нестандартное техническое решение — круглые отверстия выходящих
на косогор северных фасадов, сохранившиеся на вторых этажах Парамоновских складов.
Исторически косогор ограничивал транспортную и пешеходную доступность нынешней набережной от остального Ростова. По отверстиям подвозимая из Ростова пшеница транспортировалась через брезентовые рукава на первый этаж и сама собою оказывалась на уровне набережной. А далее она по проходящей вдоль Дона железнодорожной ветке обычно транспортировалась за  рубеж, преимущественно в Англию.  Безусловно, внедренная технология также снижала себестоимость логистики, помогая Ростову богатеть и разрастаться.

Парамоновские склады представляют собой и архитектурную ценность. Как сказано в паспорте первого корпуса строений, составленного в 1985 году архитектором
Л. Ф. Волошиновой и искусствоведом И. П. Гуржиевой, «вертикальные членения фасадов осуществляются рядом простеночных пилястр, горизонтальные членения — уступом цоколя, междуэтажным поясом, карнизом с сухариками. Окна и ниши второго этажа обрамляют архивольты с декоративными замками и подоконники на декоративных кронштейнах». В архитектуре зданий использован лаконичный кирпичный декор с мотивами романского зодчества и классицизма — так называемый «русский кирпичный стиль», сделавший здания при всей их простоте и функциональности своеобычными, со своим неповторимым лицом. (2)

II. История Парамоновских складов

1) Парамоновские склады до революции

В Парамоновских складах - естественный холодильник.Самый первый комплекс «Парамоновских складов» был построен в середине XIX века, последний — в 1890-х. Вопреки своему названию, из пяти нынешних аварийных строений исторической ростовской купеческой династии Парамоновы владели только двумя складами, в одном из которых хранилось зерно, в другом — уголь.

Примечателен и тот факт, что принадлежащая им самая глубокая шахта в России «Елпидифор», расположенная в Александровске-Грушевском, ежегодно добывала 35 миллионов пудов угля, перевозимого на Парамоновские склады. (3) Кстати, на такой показатель в наш век научно-технического прогресса ни свежеиспеченные инвесторы, ни донские власти не могут вывести ни один из объектов возрождаемой угольной энергетики.

Другими корпусами Парамоновских складов владел Петр Максимов. Как гласит паспорт одного из строений, «…корпус-1 был построен в середине XIX века по проекту архитекторов Якунина и Шульмана. Здание принадлежало торговому казаку, гласному городской думы П. Р. Максимову и было застраховано городским страховым обществом».

Своим же историческим названием Парамоновские склады обязаны, надо думать, то ли большей «раскрученности» фамилии Парамоновых в Ростове, то ли их мощной харизме. Впрочем, Петру Максимову также грех жаловаться на судьбу. Благо ему было суждено не только стать первым ростовским миллионером (состояние предпринимателя оценивалось в 5 млн рублей), но и быть избранным городским головой в 1871–73 гг. на самых первых выборах, проведенных по новому Городовому уложению. (3)

В благодарность разрастающемуся Ростову, который сделал его мультимиллионером, позволив стократно увеличить полученный по наследству капитал, Петр Максимов городу завещал Владимирскую церковь, Дом трудолюбия, а также функционирующую при Доме столовую и ночлежный приют для девочек, (3) впоследствии вошедшие в состав Медицинского университета. Изуродованный бизнесменами XXI века в годы рыночной экономики при попустительстве нынешних чиновников дом Максимова был построен все тем же Петром Максимовым по проекту автора самого первого генерального плана Ростова, архитектора Трофима Шаржинского.

Это  самое первое двухэтажное здание Ростова из камня, обошедшееся ему в десять тысяч рублей серебром, сразу же стало местной достопримечательностью. В наши дикие рыночные времена оно попадет к депутату Законодательного собрания Ростовской области Олегу Бояркину, ныне пребывающему в международном розыске.

Хотя геростратовой славой сей представитель региональной законодательной власти больше всего обязан другому своему деянию. Изуродовав дом Максимова, он незаконно выстроил напротив гиперларек, смахивающий на огромную будку для гигантской собаки из сказки Андерсена, который «убил»  сформировавшуюся вокруг памятника историческую застройку.

Но вернемся к Парамоновским складам. Небезынтересен также тот факт, что на стыке
XIX–XX веков на них работал знаменитый пролетарский писатель Максим Горький (в те времена известный преимущественно в кругах ростовских грузчиков как Алексей Пешков).

Неспроста на набережной стоит памятник писателю, который в дальнейшем расскажет о своем каторжном труде. Весьма нелестными строками о доле грузчиков с Парамоновских складов отзовется и ростовский краевед советских времен Сергей Швецов:

«В пору летней горячки работали по четырнадцать и больше часов в сутки. Тут же,
на берегу, забубенно «гуляли», залихватски-тоскливо возглашая: «Пей, гадова душа! Трескай, иродово племя! Иначе на нашей работе подохнешь!» Ручной труд, переутомление, отсутствие всякой техники безопасности — все это было почвой для многочисленных несчастных случаев. О них сообщалось коротко, без эмоций: «На берегу Дона, вблизи угольного склада, во время разгрузки вагона с углем часть глыб обвалилась и придавила рабочего, крестьянина Илью Кисленских. У него сильно повреждена нога. На пароходной пристани Елпидифора Парамонова убит грузчик Хренов. Рабочие нагружали баржу каменными плитами; одну из таких плит, весом
в четырнадцать пудов, нес на спине Хренов. Взбираясь по узкой сходне на баржу, он поскользнулся и упал. Четырнадцатипудовый камень обрушился на несчастного и придавил. Хренов так и умер под камнем…».(4)

Впрочем, не желая становиться ни на сторону «красных», ни «белых», отметим: современный ростовский историк и журналист Сергей Кисин связывает с Парамоновскими складами несколько иную, более романтичную картину. Суть ее в том, что здесь и в порту здоровые русские мужики, выполняя нечеловеческую работу, «зашибали» большие деньги и ставили на знаменитой «стройке» ростовского капитализма тяжелоатлетические рекорды:

«… Не так просто было достать выгодную, хоть и тяжкую работу в порту. Артели грузчиков специально договаривались о расценках с судовладельцами и вполне могли спекулировать на срочности груза. В порядке вещей были и скоротечные забастовки на складах без наглости разозленный купчина запросто может и кинуть клич на ближайшем старом базаре — толпа набежит, еще и морду начистят бастующим. Парамоновские грузчики на спине тягали со складов плиты антрацита весом по 14 пудов (224 кг). Не дай бог поскользнуться — придавит насмерть. Вопреки большевистской мифологии, политических выступлений здесь не ведали. В  «сезон» бастовать себе дороже — тут уж в прямом смысле время — деньги. Как правило, все смуты носили исключительно экономический характер». (2)

Максим Горький.Присутствие в этой компании на Парамоновских складах Максима Горького, который с детства был крепким, вполне закономерно. Главным же классовым врагом рабочих являлись не их хозяева,
а развивающаяся механизация ручного труда. Блестящий краевед советского времени Сергей Швецов недобрыми словами поминает отсутствие всякой техники на Парамоновских складах и порту. А историк Сергей Кисин отмечает, что грузчики сами же ломали и выводили из строя внедряемые в производство механихмы.

В первые годы советской власти Парамоновские склады были национализированы и перешли в государственную собственность. После чего они также использовались по своему непосредственному назначению.

2) Период разрухи

Удивительный факт: даже после бомбежек Великой Отечественной войны, превративших в руины половину Ростова, Парамоновские склады уцелели. Лишь одна из вражеских бомб, попавшая в корпус, повредила систему охлаждения. Истинная разруха здесь началась в 1983-м, после того как возникший по невыясненным обстоятельствам пожар привел в аварийное состояние два корпуса.

На руинах.

Попытки реконструкции Парамоновских складов предпринимались еще на «закате перестройки», соответствующий проект был утвержден комитетом по архитектуре Ростовской области. Однако на его реализацию не нашлось денег в резко потощавшем государственном бюджете.

В 1992 году администрация Ростовской области передает Парамоновские склады в муниципальную собственность. В феврале 1994-го власти Ростова в свою очередь «сбывают» объекты известной в городе туристической фирме «Спутник».

Вскоре компания разрабатывает собственный проект реконструкции Парамоновских складов, заплатив за него 15 тысяч долларов итальянскому архитектору и проигнорировав документацию, утвержденную в советские времена областным комитетом архитектуры. Один из корпусов предполагается преобразовать в четырехзвездочный отель, открыть в аварийных строениях молодежный центр, бассейн.

Однако у корпусов имеется и другой хозяин занимающее неразрушенные здания Парамоновских складов «Росмонументискусство», государственная организация, ответственная за реконструкцию памятников архитектуры Ростова. Она отказывается переезжать в другое помещение, а в ответ на вызванных «Спутником» сотрудников милиции обращается за помощью к казакам.

В конце концов конфликт переносится в стены суда, вокруг Парамоновских складов идет многолетняя тяжба. Во второй половине 1990-х областной суд отменяет постановление администрации Ростовской области о передаче строений в муниципальную собственность. При этом формально двумя разрушенными корпусами по-прежнему владеет «Спутник», а тремя оставшимися — «Росмонуметискусство».

Как прокомментирует конфликт ярый противник проекта «Спутника», председатель областной инспекции общества охраны и защиты памятников (не путать с отделением ВООПиК по Ростовской области. Авт.) Татьяна Кузьмина, туристическая фирма хочет придать Парамоновским складам, федеральному памятнику архитектуры, сочетание русского и итальянского стилей, в корне видоизменив их исторический облик, что противозаконно.

Кроме того, «Спутник» желает полностью снести два разрушенных корпуса Парамоновских складов, поскольку они «не подлежат восстановлению». Но поступать подобным образом с федеральным памятником архитектуры никак нельзя — пока окончательно не рухнули останки его несущих конструкций.

На графских развалинах.Впоследствии максималистичную позицию Татьяны Кузьминой относительно Парамановских складов осудят даже многие архитекторы, являющиеся сторонниками сохранения старого Ростова. Дескать, альтернативы «итальянского» проекта у нас до сих пор нет.

Еще один интересный момент в годы рыночной экономики относительно целые три корпуса разрушающихся Парамоновских складов сдавались в аренду многочисленным коммерческим фирмам. Но на арендную плату, годами выкачиваемую из строений, почему-то не находилось возможности не то чтобы поддерживать в относительно приличном состоянии разрушающиеся объекты, но даже оградить забором рухнувшие.

В результате брошенный областными и городскими властями на произвол судьбы знаменитый памятник архитектуры горел неисчислимое количество раз, поскольку в аварийных постройках жили бомжи. Было дело, двое бродяг, разобрав часть обвалившейся стены Парамоновских складов, построили для себя каменную халабуду по соседству с ограбленным зданием. Случалось, старинный кирпич подворовывали и хозяева особняков, желающие выложить у себя в домах «ретрокамины».

Царящее безобразие не мешало чиновникам по полной программе заниматься маниловщиной на графских развалинах, превращая Парамоновские склады то в воздушные аквапарки с родниковой водой, то в залы игровых автоматов, то в торговые центры. Периодически возникающие сообщения о пришедшем на объект инвесторе оказывались очередным блефом.

III. Парамоновские склады: перспективы

Похоже, нынешняя политика областных властей относительно Парамоновских складов сводится к словосочетанию «меньше шума». В связи с чем и есть веские аргументы предполагать, что их территорию просто пытаются превратить в крупный земельный участок Ростова под коммерческую застройку. Впрочем, менее вероятна, но не исключена и вторая версия — властям предержащим просто стыдно.

В прошлом году, по сообщению ростовчан-активистов,(5) власти Ростовской области препятствовали акции «Авгиевы конюшни», в ходе которой Парамоновские склады предполагалось очистить от мусора. Чиновники посчитали незаконным пребывание на объекте посторонних. При этом их мало интересовало, что здесь же, среди подмываемых родником стен, в течение десятилетий погожими летними днями купаются поколения детей, рискуя быть погребенными под рухнувшими конструкциями.

У Парамоновских складов трудная судьба.

Через несколько месяцев после инцидента прокуратора Ростовской области успешно подаст на министерство культуры Ростовской области иск в суд с требованием прекратить вандализм, установить на федеральном памятнике архитектуры информационные таблички и обозначения в соответствии с существующим законодательством, а также разработать проект охранной зоны. Проиграв дело, министерство обращается с кассационной жалобой в Ростовский областной суд.

Ярое нежелание чиновников донского минкульта хоть как-то прекратить бескультурье на Парамоновских складах, устанавливать информационные таблички, убирать мусор и самое главное —  разрабатывать проект охранной зоны, надо думать, как раз и связано
с намерением снести их, расчищая дорогу коммерческой застройке.

Совсем недавно после осмотра реконструируемой набережной губернатор Ростовской области Василий Голубев в комментариях СМИ сообщил, что не исключает возможность сноса Парамоновских складов и намерен обратиться к министру культуры РФ с просьбой передать их из федеральной в областную или муниципальную собственность (а в случае позитивного решения федеральных чиновников от культуры, надо думать, снести их будет значительно проще). Выступая же на совещании  пару месяцев назад, донской глава был более лоялен, но менее конкретен:

«Отдельная тема – по ней поручения я уже дал — Парамоновские склады. Этот комплекс исторических зданий является памятником инженерного искусства 19-го века, объявлен памятником культурного наследия федерального значения. Если на протяжении многих лет этот памятник разрушается, то сегодня мы должны звонить во все колокола. Если нас не слышат — принимать другие решения. В связи с этим готов провести необходимые встречи на федеральном уровне. Поручаю министерству культуры совместно с минимущества области обеспечить соответствующую подготовительную работу. Не затягиваем, двигаемся активно. Требуется радикально изменить отношение к историческому наследию». (6)

Одна из последних новостей — областной суд так и не удовлетворил жалобу донского министерства культуры, которому теперь все же придется и мусор с объекта вывозить,
и информационные таблички устанавливать, и проект охранной зоны разрабатывать.

IV. Резюме

Парамоновские склады можно назвать «трижды памятником» — и историческим,
и техническим, и архитектурным. Несмотря на кажущееся примитивное «промышленно-складское» функциональное предназначение, у строений есть декоративные элементы.
Это сильно отличает склады как от возведенных по соседству современных жилых комплексов Ростова. так и бизнес-центров, уродующих историческую малоэтажную застройку.

Памятник архитектуры федерального значения.

Мы уж не говорим о схожих по своему «функционалу» с Парамоновскими складами современных торгово-логистических объектах — тех же «Ашанах», «Мегамаркетах», «Океях», представляющих собой просто гигантские каменные коробки. Архитектурную безликость и убогость кричащими рекламными щитами не прикроешь.

Такое направление зародилось на Руси с давних времен — те же размалеванные балаганы бродячих артистов с клоунами Петрушками и прочей цыганщиной. Но это были временные, а не капитальные сооружения, и вырастали они зачастую в деревнях, а не на крупнейших улицах губернских центров. Как отмечал известный архитектор Норальд Нерсесьянц, автор прежнего генерального плана Ростова:

«… это не искусство. Архитектура является единством сразу трех составляющих: функциональности, прочности и эстетики. А в наш прагматичный век многие застройщики решили, что, если поставить в городе наделенный коммунальными функциями «ящик» и увешать его рекламными щитами, будет красиво. Создать жемчужину можно из строения, предназначенного для любых целей. До сих пор на ростовской набережной стоит памятник федерального значения — «Парамоновские склады», одновременно являющийся и коммерческим объектом. Другой памятник — расположенный возле парка им. Горького пивоваренный завод — вообще был промышленным предприятием». (7)

На сайте отделения ВООПиК по Ростовской области сказано,  что Парамоновские склады успешно выстояли во время фашистских бомбежкек Великой Отечественной, но «памятник не пережил гораздо более разрушительное лихолетие — «дикий», «бандитский» капитализм, начавшийся в 1990-е и до сих пор не закончившийся. Почти двадцатилетние тяжбы между различными «инвесторами», за которыми стоит желание заполучить самые лакомые в Ростове участки земли и при этом «не тратиться» на реставрацию, превратили их в руины». (2)

В наши же дни Парамоновские склады стали одним из объектов, где жажда легкой наживы вступает в противоречие с целью возрождать историческое наследие. Как показывают итоги минувших десятилетий, сделать этого невозможно.

В связи с чем отметим еще один парадокс: в большинстве своем первые инвесторы
и застройщики старого Ростова имели лишь церковно-приходское образование — в отличие от современных бизнесменов и чиновников, в чьей деятельности отчетливо прослеживаются варварство и вандализм. Три класса начальной школы отнюдь не помешали дореволюционным купцам подарить городу архитектурные жемчужины и одновременно сколотить благодаря расторопности и коммерческой смекалке миллионные состояния.

В течение десятилетий даже на реконструкцию памятника архитектуры ни у представителей современного нынешнего бизнеса, ни у чиновников не хватает ни щедрости, ни интеллекта. Похоже, ни те, ни другие биологически не способны оставить после себя своим потомкам что-либо ценное.

Олег ПЕТРУШИН,
фото Григория КУЛИКОВА

Ссылки:

  1. На графских развалинах плещет ручей// «Строительный комплекс №14, 1997 г.
  2. «Парамоновские склады»// Сайт донского отделения ВООПиК.
  3. Сергей Кисин «Амбарная книга. Жизнь и забвение Парамоновских складов» // «Вестник. Строительство. Архитектура. Инфраструктура». №3, 2008 г.
  4. Сергей Швецов «В старом Ростове».
  5. «Звездный сюжет про то, как в Ростове запретили трогать мусор возле Парамоновских складов// Новостной блог Ростова.
  6. Портал правительства Ростовской области// Выступление губернатора по вопросам реконструкции набережной реки Дон.
  7. «Ящики вместо архитектуры»// «Вестник. Строительство. Архитектура. Инфраструктура». №6, 2008 г.

Парамоновские склады сегодня: фоторепортаж

rss RSS-лента Новости по почте Новости на почту



РЕКОМЕНДУЕМ:



Комментарии: 6

  1. Валерий пишет:

    Действительно,развалины поражают воображение, насколько капитально и основательно склады были построены,сколько времени простояли,сколько невзгод выдержали.И что обидно,могут не пережить нынешних сильных мира сего,у которых только калькулятор денег в головах, и что бороться с ‘правителями’ и ‘денежными мешками’ вряд ли у кого получится. :-(

  2. vladimir пишет:

    Что Парамоновские склады… нерусские буржуи так и Россию разрушат, не моргнув своими бельмами…

  3. Александр Чакински пишет:

    Гораздо более нашу несчастную страну разрушают “русские патриоты”. Уверен, например, что vladimir голосовал за Путина и поддерживает его политику и политику тех, кто покрывает наши городские власти, разрушающие памятники. Налицо острая передозировка телевизором! vladimir, срочно к магазинным ценникам и холодильнику! PS Кстати, а почему ник буржуйскими буквами?

  4. Татьяна Ивановна пишет:

    в Волгограде оставили дом Павлова (Дом cолдатской cлавы) , а в Ростове туристам надо показывать Парамоновские склады (необходимо провести их консервацию пока не разрушились стены ).

  5. Евгений пишет:

    Необходимо сохранить склады и очистить от мусора, стены подреставрировать! Больше такой достопримечательности нигде нет!

  6. Андрей Подольский пишет:

    Несмотря на то что я не ростовчанин, парамоновские склады меня “завлекли”. Особенно мне понравилось то что в стенах этих корпусов протекает чистая родниковая вода. Здесь люди купаются. Вода в “бассейне” не такая уж и холодная (всего 9 градусов), но я думаю привыкнуть можно. Все эти корпуса Парамоновских складов – действительно довольно старинны и привлекательны. И все же мне б хотелось оставить всё как есть, единственное желание (у меня) – убрать “плиты” (или блоки) на дне бассейна возле стен, чтобы было поглубже (для ныряния и для плавания). А также убрать весь мусор. на остальной территории. Ну и конечно слегка отреставрировать стены и сделать побольше “выемок” для “лазания по стенкам”. Во всём остальном абсолютно согласен с мнением Валерия.

Оставьте комментарий



© 2009–2016 Ростов-Дом. Архитектура, строительство, ремонт, ЖКХ.
Сайт зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций,
свидетельство Эл № ФС77-44159 от 09.03.2011. Перепечатка возможна только с согласия редакции.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru