Совмещение несовместимого.В июне Ростовская городская Дума приняла поправки в Правила землепользования и застройки (ПЗЗ) Ростова-на-Дону.

Есть основания рассчитывать, что если эти правила будут соблюдаться, то в дальнейшем застройка в южной столице приобретет более цивилизованный характер. Однако, как ни парадоксально, мнения специалистов
об обновленном документе и прогнозы его эффективности достаточно отчетливо поляризовались.

Александр Лазарев.Александр Лазарев, заведующий кафедрой архитектуры и градостроительства Ростовского государственного строительного университета, доктор философских наук, профессор:

— Неизбежно перед нами встает вопрос: а что это за документ — ПЗЗ, хорош он или плох и нужен ли вообще.
Я бы это законодательное творчество на муниципальном уровне вообще запретил. В конце концов, есть Градостроительный кодекс — закон прямого действия, и там все расписано. Чем помешают нарушителям канонов застройки города эти правила? Да ничем.

Простой пример: посмотрите на Шаумяна — да, красивая улица, там много интересного.
Но ведь кому-то захотелось на углу с Ворошиловским поставить этого урода — «Стеклянную башню». И не посчитались с тем, что сзади стоит совершенно уникальный памятник архитектуры в стиле модерн, который сегодня благодаря этой постройке практически умирает. А завтра мы напишем акты, что это здание в опасном аварийном состоянии, как это положено в юридических документах, что оно «создает угрозу жизни населения». Его уничтожат, и все забудут об этом доме.

Ворошиловского - Шаумяна.

Кому нужны эти документы? Я полагаю, что с этим законотворчеством надо немедленно покончить. Кроме вреда, ничего нет. Мы прекрасно знаем: чем больше строгости в правилах, тем дороже стоят исключения из них. Надо уничтожить все правила и соблюдать федеральные законы. Федеральный закон, кстати, написан значительно проще и яснее, и там все, что нужно, определено.

Вопрос сегодня состоит в другом — что мы сами из себя представляем? Дело не в тех законах, которые будут создаваться на муниципальном уровне, — проблема в этике.

Кем сегодня является архитектор — прислужником крупного инвестиционного пакета, готовым ради этих денег сотворить что угодно в историческом центре, или профессионалом, отвечающим за судьбу города не только в период своей жизни, но и на дальнюю перспективу?

В историческом центре само понятие реконструкции неприемлемо. Есть резервирование территории и реставрация. Стоит пройтись по центру Ростова и посмотреть, что сотворено
с прекрасными памятниками архитектуры, действительно создававшими красоту города,
под флагом реконструкции.

Андрей Шумеев.Андрей Шумеев, генеральный директор ЗАО «ЮИТ ДОН»:

— Вы знаете, чем отличается наличие правил землепользования от их отсутствия? Правила застройки и землепользования — юридический документ, и он нужен для того, чтобы Петя, Вася, Коля — любое юридическое лицо — понимали, что можно делать на той земле, которая им принадлежит, и сколько там строить — 10 этажей, пять или два.

Обновленные ПЗЗ дают возможность застройщику не идти к главе администрации, в отдел публичных слушаний и не попрошайничать. А вы прекрасно знаете, сколько стоит любое согласование. Так вот, правила нужны для того, чтобы собственник земельного участка ни перед кем не кланялся, а делал то, что принято депутатами, городской Думой в том числе.

Правда, не все решения законодателя безукоризненны. В феврале 2009 года тоже были приняты поправки в ПЗЗ, которые действуют и сегодня. В соответствии с ними было позволено строительство многоэтажных жилых домов, офисов и гостиниц на территории индивидуальных домовладений. Сегодня рядом с частным домом можно построить даже заправочную станцию, получив соответствующее разрешение властей.

Благодаря этому мы видим, что город практически убивается. В метре от одноэтажного ветхого здания строятся многоквартирные жилые дома. Губится не только архитектура, но и вся инфраструктура. Ведь для строительства этой «многоквартирки» или гостиницы не нужно получать техусловия. Частный дом, как правило, нелегально врезается в сети, которые и обеспечивают всю территорию.

Незаконно построенный многоквартирный дом обычно согласовывается на конечном этапе строительства, когда становится ясно, что здесь 17 комнат и столько же санузлов. Скорейшему «решению вопроса» способствуют спекуляции на тему нарушенных прав обманутых дольщиков, вложивших средства в такое вот малоэтажное жилье. На самом деле двигателем процесса «согласования» является упущенная выгода застройщика.

Эдуард Полянский.Эдуард Полянский, председатель совета СРО НП «Проектировщики Ростовской области»:

— На территории города выявлено 200 незаконных объектов, подлежащих сносу. Все, кто мог хитрить, сделали это.

Но нельзя забывать, что город — это особая среда обитания человека, и сегодня она трактуется принципиально по-новому.
Мы много говорили о том, чтобы сделать пешеходную зону
в Ростове, покрасить фасады. Однако сама постановка вопроса неправильна, это еще не забота о городе. Только комплексный подход является корректным. Решать какие-то два-три вопроса — это смешно. В текущий период самое важное — не потерять свою самобытность.

«Реконструкция» — не позорное слово. Вся история архитектуры связана с реконструкцией. Это особая квалификация, многодельная серьезная работа: сохранить памятники истории и культуры, уничтожить трущобы, позаботиться о культивировании исторической памяти ростовчан.

В Ростове сегодня победила гламурная архитектура. Все наши архитекторы подвержены тем же процессам, которые происходят в Москве, — где-то лучше, где-то хуже. Многое берется
из-за рубежа, в проектах откровенно цитируются чужие произведения зодчества.

В любом случае мы обязаны сохранить лицо нашего города — главное достояние архитекторов и проектировщиков. Это можно сделать, если не предавать свое искусство и не уходить в сторону от глыбы профессиональных проблем.

Юрий ТрухачевЮрий Трухачев, президент Южного архитектурного общества Союза архитекторов России:

— Два года назад бюджет Ростова выделил 22 млн рублей на проект планировки центра. Надо начать с того, чтобы определиться с емкостью территории — можно ли ее еще насыщать или уже наступил предел, и завтра пешеходы будут не ходить, а просто стоять. Если часть функций из центра не вывести, город обречен на загнивание.

Сейчас в градостроительстве законодатель сделал очень большие преференции частной собственности, но не позаботился об общественном пространстве. Нет понятия муниципальных нужд, невозможно зарезервировать территорию под развитие транспорта. Нам нужно изменить парадигму этого Градостроительного кодекса. Единственной его целью было запустить землю в продажу. Это произошло, но как это повлияло на экономику? Да никак, просто расцвела спекуляция, а ее нельзя отнести к экономическому развитию.

Я — автор первых правил землепользования. В настоящее время они достаточно размыты
по формулировкам, эффект может быть нехорошим. Именно ПЗЗ, как юридический документ, участвует сегодня в судебных разбирательствах. И составлялся этот документ через призму собственности, различного рода интересов. Но благими намерениями, как известно, вымощена дорога в ад. Взяли старые правила, чуть-чуть подправили — и вот мы уже имеем право строить на участке индивидуального дома МКД. А они несовместимы по своей природе.

Дмитрий Павленко.Дмитрий Павленко, генеральный директор ОАО «Южный региональный НИиПИ градостроительства»:

— Архитекторы, планировщики, пресса, депутаты — мы все в большей или меньшей степени ответственны за те самые здания-уроды, которые появляются в городе. Давайте договоримся о единой политике в отношении своих заказчиков и инвесторов. Каждый в рамках своей компетенции и возможностей обратится к профессиональной совести и постарается скорректировать заказанного «урода» по максимуму.

Сегодня в плане стратегического планирования территории просматриваются приятные тенденции — например, вынесение здания областной администрации на Левбердон, организация строительства инфраструктуры. Мы живем в России и не должны страдать от тесноты, у нас огромное количество населенных пунктов, в которые можно вдохнуть новую жизнь.

У нас нет проблемы отсутствия земли. Мне бы хотелось, чтобы ведущим трендом развития Большого Ростова оказался не безоглядный рост плотности и этажности, а наоборот — их понижение, что положительно скажется на комфортности проживания горожан.

Ирина РОДИНА,
фото Владимира ПОТЕРЯХИНА

Читайте также:


Оставьте комментарий



© 2009–2016 Ростов-Дом. Архитектура, строительство, ремонт, ЖКХ.
Сайт зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций,
свидетельство Эл № ФС77-44159 от 09.03.2011. Перепечатка возможна только с согласия редакции.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru