Дом ветеранаПамяти Валентины Денисовны Стариковой.

Почему попасть в ростовский Дом ветеранов самым настоящим ветеранам почти так же трудно, как отправиться в космос?

Бюрократические препоны стали непреодолимым препятствием для двух ростовчанок, мечтающих обрести временную крышу над головой.

Прекрасным летним днем на пороге ростовской редакции «Труда» появились две симпатичные пожилые женщины.

— Галина Петровна Скучаева и Валентина Денисовна Старикова, постоянные читательницы вашей газеты! — поздоровавшись, представились они.

Без долгих предисловий гостьи изложили суть своего визита. С недавних пор главной мечтой их жизни стало вселение в Дом ветеранов. «Хотим дожить», — с печальным простодушием объяснили старушки.

Начало эксперимента

Галина Петровна и Валентина Денисовна. Ещё вместе.

Галина Петровна и Валентина Денисовна. Ещё вместе.

Не всякого на склоне лет поджидают теплый просторный дом и заботливые, любящие родные. Валентина Денисовна живет в 12-метровой малогабаритке 54-летнего сына и корит себя за то, что мешает устройству его личной жизни. Галина Петровна, продав после смерти мужа квартиру на Украине, ютится на птичьих правах в квартире жены внука, который и сам-то в ней не прописан.

Чтобы обрести казенную крышу над головой, женщины собрали кучу документов — в полном соответствии с постановлением мэра Чернышева «О специализированном комплексе для проживания одиноких граждан пожилого возраста и инвалидов в г. Ростове-на-Дону». После этого в администрации Ворошиловского района им предложили «добрать» еще дополнительный пакет всяких-разных важных бумаг.

— Мы эти условия приняли, хотя в успех не слишком верим, — признались Валентина Денисовна и Галина Петровна. — Хотим, чтобы «Труд» проследил за нашими злоключениями. И все описал правдиво, будь то хэппи-энд или полный провал.

На том и порешили. И вот на прошлой неделе наши читательницы снова оказались в редакции. К сожалению, порадовать нас они ничем не смогли.

НУЖНЫЙ СПИСОК

Что необходимо для поступления в Дом ветеранов:

  • письменное заявление гражданина (женщины старше 55 лет, мужчины старше
    60 лет);
  • медицинская карта, заверенная медицинским учреждением;
  • справка медико-социальной экспертизы (МСЭ) для мужчин в возрасте до 60 лет
    и женщин в возрасте до 55 лет;
  • паспорт;
  • пенсионное удостоверение;
  • справка о размере пенсии.

(Постановление администрации Ростовской области № 458 от 25.11.2004).

Пятилетняя «выдержка»

Карточный домик...

Карточный домик...

— Собрали мы все бумаги по списку
из 35 позиций, — рассказала Галина Петровна, — было это нелегко.
За каждую справку надо деньги платить. Кроме того, некоторые из них очень быстро устаревают. Однако мы
с заданием справились. Принесли все инспектору — а нам и говорят: еще должна быть справка, когда вы продали свои квартиры.

Дело в том, что, согласно постановлению мэра, жители Ростова признаются нуждающимися в  жилых помещениях  по истечении пяти лет после совершения ими сделки продажи жилья. Возможно, такое условие изобретено для предотвращения всяких злоупотреблений, чтобы на помощь государства претендовали действительно в ней нуждающиеся.

Однако в случае с очень немолодыми людьми этот пункт выглядит достаточно жестоким. Так, Галине Петровне осталось подождать до заветной «пятилетки» два месяца. Валентине Денисовне — два года. После этого, дескать, поставят на квартирный учет.

Есть, да не про вашу честь

— Однако мы просим у государства не квартиру — мы просим временное пристанище, чтобы дожить свою старость, — недоумевают женщины. —   Здесь явное нарушение закона. Какой учет? Нам комнаты в собственность не нужны.

...воздушный замок

...воздушный замок...

Обе подруги давно являются завсегдатаями Центра досуга Ворошиловского района. Туда же ходит немало постояльцев из Дома ветеранов. Так что женщины в курсе «внутренней обстановки». Места в заветном доме есть!  Да и контингент
в Доме ветеранов — далеко не всегда ветеранский. Бывает, поселяются здесь очень нестарые люди кавказских кровей под видом беженцев.

Случаются и старики, вовсе не одинокие, которых препроводили сюда дети, освободившись таким образом от ставших помехой родителей. А вот ветеран труда, труженик тыла Скучаева, проработавшая 30 лет на Севере, награжденная юбилейными наградами и медалью «за доблестный труд», и дважды ветеран труда Старикова, получается, в здешние хоромы почему-то не вписываются.

ДРУГАЯ СТОРОНА

Галина Межевикина, главный специалист сектора по учету и распределению жилья администрации Ворошиловского района:
— Чтобы вселиться в Дом ветеранов, граждане должны быть признаны нуждающимися и состоять на квартирном учете. После этого их кандидатуры рассматриваются сначала на районной комиссии, а потом на городской.

Дефицита с местами в Доме ветеранов  нет. Но преимущества — для одиноких стариков или для тех, чьи дети не проживают в Ростове. Если же дети рядом, закон обязывает их досматривать пожилых родителей.

В случае если граждане — инвалиды, они должны быть способными к самооб-
служиванию. В Доме ветеранов нет нянечек и специального персонала. Он представляет собой изолированные комнаты, и проживающим придется передвигаться самостоятельно. Нам запрещено подселять к ним родственников. А перевод из Дома ветеранов в Дом престарелых — очень трудоемкая процедура. Скучаева и Старикова? Не помню таких фамилий. Вероятно, они нашим условиям не соответствуют.

Кто сумеет помочь?

...и башня из песка.

...и башня из песка.

— В администрации просто от нас отделываются, тянут время, — негодует Галина Петровна. —
35 справок! Два года! А вдруг мы умрем раньше… Если было изначально известно это условие про «пять лет», зачем же было над нами так измываться?

Пошли мы в городской Совет ветеранов, к председателю Старосельскому Борису Яковлевичу. Сидит старенький человек, участник войны, далеко за 80. Разводит руками и говорит: «Ну что же делать, значит, такой закон».

Однако юрист того же самого Совета ветеранов, взглянув в роковой список, объяснил, что весь этот перечень документов нужен для того, чтобы стать на квартирный учет в жилищную очередь. А для вселения в Дом ветеранов такого количества документов не требуется.

И вот мы спрашиваем: что делать? Куда мы ни сунемся, никто нам помочь реально не может. Зачем же вы заставляете стариков бегать по инстанциям, когда наперед знаете, что ничего им не светит и дело не сдвинется с мертвой точки? И что изменится за эти два месяца или два года? У нас как нет квартир, так их и не будет.

А Валентина Денисовна — вообще дочь репрессированного. В 37-м отца расстреляли, как врага народа, а маму с тремя детьми выгнали из домика и ликвидировали всю землю с капустниками и садами.  Ей по закону жилье полагается. Хлопотал за нее ростовский прокурор Игорь Константинов —  лично написал письмо главе Ворошиловского района Александру Конкину. Тот ответил: площадь предоставим, но через пять лет. А в жизни стариков каждый день на счету.  И мечтают они в итоге своей многотрудной жизни совсем о немногом —
об изолированной комнатушке и относительной независимости.

— В Доме ветеранов мы будем спокойны душой и телом. Мы поделками занимаемся. Нам никогда не скучно. А сейчас живем как на вокзале. Вот и вся «награда за доблестный труд».

Ирина РОДИНА
Опубликовано 2 октября 2008 года в ростовском приложении газеты «Труд-7».

Читайте:

Подарок ко Дню Победы.


Новости сайта “Ростов-Дом”:

Получать rss-ленту на почту.

Поиск по сайту

Оставьте комментарий



© 2009–2016 Ростов-Дом. Архитектура, строительство, ремонт, ЖКХ.
Сайт зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций,
свидетельство Эл № ФС77-44159 от 09.03.2011. Перепечатка возможна только с согласия редакции.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru