И мерим, и режем!Администрация забрала у жильцов дома по Филимоновской, 137, одиннадцать соток земли, стоящей десятки миллионов рублей.

Печально, но факт: как показывает жизнь, ростовчане абсолютно бесправны. Облеченный властью чиновник, входящий в тот или иной клан, в любой момент может лишить нас самого ценного — недвижимости.

Таким макаром обошлась администрация Октябрьского района донской столицы с жильцами ростовского дома по ул. Филимоновской, 137. Одним злополучным днем здешние собственники жилья узнали, что уже несколько лет им не принадлежат во дворе ни их лавочки, ни площадка, ни деревья с газонами.

Об этом нам рассказал ростовский юрист Александр Чакински.

Это были еще цветочки

Филимоновская, 137 — обычный советский дом, бывшее ведомственное жилье, в дальнейшем прошедшее процедуру приватизации, каких великое множество. Последующее принятие современных Земельного и Жилищного кодексов РФ, а также целый ворох другой «нормативной чепухи», на которую самим же ростовским властям глубоко наплевать, закрепило право здешних собственников жилья и на участок придомовой территории площадью 3368 квадратных метров.

Однако земля в центре Ростова — для многих лакомый кусок. Стоимость одной сотки здесь измеряется в миллионах. Посему земельный участок вскоре начали бессовестным образом «распиливать».

В 2004 году от дома отрезают около трех соток земли, площадь придомовой территории становится 3076 «квадратов». Затем глава администрации Октябрьского района выносит постановление, отбирающее у собственников жилья еще 19 кв. метров. Впрочем, это были только цветочки, а аппетит приходит во время еды: в 2007 году от дома оттяпали еще более 11 соток — 1132 метра.

— Собственники жилья не приватизировали свой двор, формально территория числилась за администрацией Октябрьского района, — рассказывает Александр Чакински. — Но это не дает право властям распоряжаться таким земельным участком, как заблагорассудится. Жильцы в любой момент вправе исполнить формальности и официально сделать придомовую территорию своим общим имуществом.

В результате произошедшего «распила двора» жильцы остались практически без земли: мест отдыха, теннисной площадки, клумб, деревьев, цветов. Теперь в их собственности лишь земля, расположенная под домом.

— Земля от дома отрезалась трижды: в 2004-м, 2006-м и 2007-м годах, — резюмирует Александр Чакински. — Производило эту операцию управление Росреестра на основании заявления департамента муниципального имущества и благоустройства (ДМИБ) Октябрьского района. Как свидетельствует практика Верховного и Конституционного судов, такие дела выигрываются. Пока что проблема одна — где искать крайнего?

«Чей земля? Моё!»

За прошедшие годы ДМИБы реорганизовали в районные управления ЖКХ, в суд пришлось подавать на организацию-правоприемника. А ростовский филиал Росреестра уже официально попросил судью исключить себя из состава ответчиков, поскольку он-то, дескать, является исключительно филиалом.

В ответ на различные запросы собственникам жилья спускаются отписки. Одним из уникальных перлов, по оценке Александра Чакински, стал ответ Росреестра, заявившего, что у него нет данных, кто же теперь является собственником земли, незаконно отобранной у дома в 2007 году.

Пока Росреестр «не знает», кому он подарил участки, на части отобранной земли по полной программе развернулись строительные работы. Ее площадь невелика, скромнее традиционного участка в садоводстве  (менее шести соток). Казалось бы, что можно возвести на таких площадях, — коттедж или магазинчик?

— По проекту здесь будет «двенадцатиэтажка» да еще и с нижним офисным этажом, — ошарашивает собственница жилья по Филимоновской, 137, Елена Маркелова. — Разумеется, строить такой объект в таком месте — чистейшей воды авантюра. Когда же мы обратились в управление стройнадзора, нам заявили, что это наш дом, оказывается,  был «неправильно» возведен еще в 1975 году.

_ Рядом с вами запланирован самозатрой? – интересуюсь. — Самый высокий самозастрой в Ростове? Городские службы просто закрывают глаза?

— Разрешение на строительство такого объекта на оттяпанной у нас земле выдал главный архитектор Ростова Юрий Дворников в декабре 2015 года. Официально все это характеризуется, как «строительство при стесненных условиях». На самом же деле муниципальные власти покрывают чистейшей воды незаконную точечную застройку. Все делается, чтобы нас обобрать и выжить.

Земля в руках чиновника - огромная ценность. Для него.Еще в 1990-х годах, с началом массовой приватизации жилья, оставить без квартиры одинокого пенсионера либо сильно пьющего человека было весьма распространенным преступлением. Хотя мошеннику требовалось приложить кое-какие усилия и «интеллект», втираясь к жертве в доверие, отравляя ее обильными порциями алкоголя либо психотропными веществами. Зачастую применялись такие «меры», как помещение в психбольницу, убийство либо просто вышвыривание на улицу.

В нынешние, еще более дикие времена, все проще и циничнее. Если, конечно, ты — не обычный мошенник, а функционер во власти. Ни на какие ухищрения с подтасовками идти не надо — можно просто забрать то, что не принадлежит тебе «по праву». И при этом, в отличие от мошенников, не облеченных властью, остаться «беленьким» и «пушистеньким», по крайней мере, де-юре, формально.

Олег ПЕТРУШИН


РЕКОМЕНДУЕМ:



Оставьте комментарий



© 2009–2016 Ростов-Дом. Архитектура, строительство, ремонт, ЖКХ.
Сайт зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций,
свидетельство Эл № ФС77-44159 от 09.03.2011. Перепечатка возможна только с согласия редакции.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru